Оценка показаний судом

Теория доказательств в гражданском праве

Оценка показаний судом

Исследование доказательств

Исследование доказательств, содержащихся в свидетельских показаниях, осуществляется путем допроса свидетелей в судебном заседании; оглашения в судебном заседании показаний свидетелей, полученных в порядке выполнения судебного поручения, обеспечения доказательств, допроса свидетелей в месте их пребывания; допроса свидетелей при отложении разбирательства дела.

Об общих правилах допроса свидетелей говорилось выше. Законом предусматриваются некоторые особенности исследования показаний несовершеннолетних свидетелей (ст. 179 ГПК).

Допрос свидетеля в возрасте до 14 лет, а по усмотрению суда и допрос свидетеля в возрасте от 14 до 16 лет производится с участием педагогического работника. В случае необходимости допрос несовершеннолетнего свидетеля осуществляется в присутствии родителей, усыновителей, опекунов или попечителей.

Если это необходимо, на время допроса такого свидетеля из зала судебного заседания на основании определения суда может быть удален кто-либо из участников процесса или граждан, присутствующих в зале судебного заседания. Как правило, после допроса несовершеннолетний свидетель удаляется из зала судебного заседания, за исключением тех случаев, когда суд признает его присутствие необходимым.

Правила допроса учитывают возрастные особенности психики несовершеннолетних свидетелей, проявляющихся в повышенной внушаемости, впечатлительности, склонности к воображению, преобладанию чувственных, а не рациональных представлений о действительности и т.п. Установление особого порядка допроса таких свидетелей имеет целью создание благоприятных условий для дачи несовершеннолетними правдивых показаний, оказание им необходимой психологической поддержки в процессе проведения допроса.

Законом предусмотрена возможность допроса свидетелей в месте их пребывания, если он вследствие болезни, старости, инвалидности или других уважительных причин не в состоянии явиться по вызову суда (ч. 1 ст. 70 ГПК). Такой допрос осуществляется согласно общим правилам совершения отдельных процессуальных действий по получению доказательств и проводится так же, как и в судебном заседании.

О допросе свидетеля в месте своего пребывания суд должен вынести определение. О времени и месте допроса извещаются лица, участвующие в деле, их представители, однако их неявка не препятствует проведению допроса. Результаты допроса заносятся в протокол судебного заседания.

В целях процессуальной экономии законом предусматривается возможность допроса явившихся в судебное заседание свидетелей при отложении разбирательства дела. Однако в этом случае допрос может быть проведен только тогда, когда в судебном заседании присутствуют стороны. Вторичный вызов допрошенных свидетелей в новое судебное заседание допускается только в случае необходимости (ст. 170 ГПК).

Как отмечалось, показания свидетелей, полученные при проведении допроса в месте их пребывания, при отложении разбирательства дела, а также при обеспечении доказательств и выполнении судебного поручения оглашаются в судебном заседании, после чего лица, участвующие в деле, могут дать по ним объяснения (ст. 180 ГПК).

Необходимость в оглашении в судебном заседании свидетельских показаний предопределяется принципами непосредственности судебного разбирательства и состязательности. Суд обязан непосредственно исследовать доказательства по делу, в том числе заслушать показания свидетелей (ст. 157 ГПК).

Лица, участвующие в деле, а они в указанных случаях могут и не присутствовать при допросе свидетелей, должны быть ознакомлены с их показаниями для того, чтобы иметь возможность участвовать в их исследовании и оценке.

Решение может быть основано только на тех доказательствах, которые были исследованы судом первой инстанции в судебном заседании (ст. 195 ГПК).

Оценка доказательств

Свидетельские показания, как и другие доказательства, оцениваются с точки зрения их относимости, допустимости и достоверности. На практике наибольшую сложность представляет оценка достоверности показаний свидетелей, и это связано с тем, что на достоверность свидетельства могут оказывать влияние различные факторы.

В качестве меры, направленной на обеспечение достоверности свидетельских показаний, законом предусматривается уголовная ответственность за дачу заведомо ложных показаний.

Следует сказать, что ответственность за ложные свидетельства была известна еще римскому праву. Нормы об ответственности свидетелей исторически существовали и в отечественном законодательстве. Например, в Артикуле воинском 1715 г. устанавливалось, что виновному в ложном свидетельстве под присягой надлежит отсечь два пальца, которыми он присягал, и сослать на каторгу (ст. 196 Артикула).

В Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. предусматривалась ответственность за ложное показание на следствии и в суде в виде ссылки на каторжные работы, заключения в тюрьму (ст. 1168-1170 Уложения). Согласно Уголовному уложению 1903 г. свидетель, виновный в заведомо ложном показании при производстве следствия или суда, наказывался заключением в тюрьму (ст. 158 Уложения).

Установление уголовной ответственности за дачу ложных свидетельских показаний является общепринятым в международной практике правовым способом обеспечения правдивости свидетельских показаний.

Различные сроки лишения свободы за ложные показания в суде предусмотрены уголовным законодательством Австрии (§ 288, 289 УК Австрии), Испании (ст. 458 УК Испании), Франции (ст. 434-12 УК Франции), Японии (ст. 169 УК Японии), США (ст.

1621, 1623 Титула 18 Свода законов США) и других стран.

Однако искажение свидетелем информации о фактах может быть непреднамеренным, а являться следствием его добросовестного заблуждения.

В дореволюционной науке непреднамеренное искажение сведений о фактах именовалось «бессознательной ложью» или «ложью непроизвольной»1См., например: Щегловитов И. Г. Непроизвольное искажение истины в свидетельских показаниях по новейшим наблюдениям // Право. 1902.

№ 17. С. 863; Кулишер Е. М. Психология свидетельских показаний и судебное следствие // Вестник права. XXXIV. Кн. VIII. 1904. С. 196..

В таких случаях на полноту и достоверность показаний могут влиять как объективные, так и субъективные факторы. К объективным факторам относятся особенности обстановки происходящего события (освещение, звук, расстояние и др.), очевидцем которого был свидетель.

Эти особенности могут влиять на адекватность восприятия свидетелем данного события.

Субъективные факторы касаются особенностей физического, психического состояния свидетеля, его способности к восприятию, запоминанию, правильному воспроизведению увиденного и услышанного.

В процессуальной науке высказывается мнение о том, что когда у суда возникает сомнение в способности свидетелей правильно воспринимать факты, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания, в гражданском процессе следует назначать судебно-медицинскую или судебно-психиатрическую экспертизу для установления указанной способности2См., например: Россинская Е. Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе. М.. 2005. С. 48..

Что касается уголовного процесса, то закон прямо предусматривает проведение экспертизы в отношении свидетеля, а также его освидетельствование (ст. 56, ч. 1 ст. 179 УПК). При проведении экспертизы в уголовном судопроизводстве решаются следующие вопросы:

  • мог ли свидетель правильно воспринимать важные для дела обстоятельства, учитывая его индивидуальные и возрастные особенности, а также конкретные условия, в которых происходило событие;
  • мог ли он правильно воспринимать важные для дела обстоятельства, учитывая психическое состояние свидетеля в момент конкретного события;
  • обладает ли свидетель необходимым уровнем развития органов чувств, достаточным для адекватного восприятия события; и др.

Однако ГПК РФ, в отличие от УПК РФ, не предусматривает возможность проведения экспертизы или освидетельствования в отношении свидетелей.

Согласно гражданскому процессуальному законодательству способность свидетеля адекватно воспринимать факты и давать о них правильные показания устанавливается в ходе исследования и оценки судом каждого свидетельского показания в отдельности и в совокупности с другими имеющимися доказательствами, но не посредством проведения экспертизы.

Сообщение свидетелем суду недостоверной информации может быть не только следствием неадекватного восприятия им фактов в силу каких-то причин. Свидетель может искажать сведения о фактах, имеющих значение для дела, преднамеренно.

Наличие в законе норм об уголовной ответственности за заведомо ложные показания не всегда выступает в качестве достаточно эффективного инструмента удержания свидетеля от сообщения суду не соответствующей действительности информации.

К выводу о том, что само по себе установление мер ответственности не выступает в качестве решающего фактора в обеспечении достоверности свидетельств в суде, приходили еще исследователи права в XVIII-XIX веках3См., например: Беккариа Ч.

О преступлениях и наказаниях. М., 2004. С. 123-125..

Например, И. Бентам писал, что, если бы для предотвращения ложных свидетельств достаточно было бы объявить о наказаниях, налагаемых на ложных свидетелей, — задача законодателя была бы легка.

Но это преступление принадлежит к разряду тех, которые наименее подлежат прямому действию закона4См.: Бентам И. О судебных доказательствах. Киев, 1876. С. 40, 41..

Надо сказать, что аналогичное мнение высказывается и в современных исследованиях, посвященных проблеме лжесвидетельства.

Мотивы дачи свидетелем ложных показаний могут быть самыми разнообразными. Например, стремление «помочь» стороне в отстаивании своих интересов в суде в силу родственных, дружеских, служебных и др.

отношений; желание усугубить положение одной из сторон из-за неприязненных отношений; боязнь наступления негативных последствий для самого свидетеля; нежелание вступить в конфликт с другими лицами; корыстные побуждения; и др.

Суд может быть введен в заблуждение относительно действительных обстоятельств дела не только вследствие дачи свидетелем заведомо ложных показаний, т.е. тогда, когда свидетель не только скрывает известные ему сведения, но и предоставляет взамен информацию, не соответствующую действительности. Преднамеренный обман суда может быть совершен и иными способами, например, путем:

— сообщения частично искаженной информации, т.е. передачи отдельных истинных сведений о фактах, но искажение другой, относящейся к этим фактам информации. Это делается с расчетом на то, что лицо, которому адресована информация, сделает неправильные выводы из всей совокупности переданных сведений относительно искомого факта;

— умолчания об известных обстоятельствах. При умолчании лицо сознательно скрывает истинную информацию, но не сообщает сведений недостоверных;

— сообщения неполной информации, т.е. дачи показаний о некоторых действительных фактах, но умолчание о других, необходимых для понимания как причинно-следственных связей происшедшего события, так и в целом обстоятельств дела;

— действий, сочетающих умолчание и сообщение недостоверной информации о фактах.

В результате перечисленных действий у суда может сформироваться неверное представление об обстоятельствах дела.

В зарубежной науке значительное внимание уделяется исследованиям, направленным на распознавание лжи по вербальным и невербальным признакам: голосу, жестам, используемым словам и выражениям и т.п.5См., например: Фресс П.

Эмоциогенные ситуации // Экспериментальная психология. М., 1975. С. 133-142.Однако, как признают сами авторы таких исследований, не существует достаточно определенных признаков, по которым можно заключить, что человек совершает обман6См.: Экман П.

Психология лжи. СПб.. 2003. С. 59..

В современной отечественной науке достаточно активно обсуждается проблема применения в деятельности правоохранительных и судебных органов психофизиологической экспертизы, т.е. экспертизы, проводимой экспертом-полиграфологом посредством полиграфа («детектора лжи»).

В частности, высказывается мнение о целесообразности использования такой экспертизы в гражданском судопроизводстве для проверки достоверности свидетельских показаний7См., например: Алиев Т, Ульянова М.

Получение доказательств с использованием полиграфа в гражданском процессе //Арбитражный и гражданский процесс. 2008. № 1. С. 10. .

Однако в настоящее время нет законных оснований для применения в гражданском судопроизводстве ни психофизиологической экспертизы, ни каких-либо других видов экспертиз в отношении свидетелей, в том числе и в целях проверки достоверности свидетельских показаний. И такая позиция законодателя представляется обоснованной.

Наиболее действенным способом проверки достоверности свидетельских показаний является их оценка в совокупности с другими имеющимися по делу доказательствами.

Источник: https://isfic.info/evid/gpdok21.htm

Свидетельские показания в гражданском процессе. Оценка свидетельских показаний

Оценка показаний судом

Свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо сведения об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела (ч. 1 ст. 69 ГПК). Не являются доказательствами сведения, сообщенные свидетелем, если он не может указать источник своей осведомленности.

Свидетель вызывается в суд для сообщения сведений о непосредственно им воспринятых или ставших известными ему фактах, имеющих значение для дела. Он отличается от лиц, участвующих в деле, тем, что не имеет юридической заинтересованности в исходе дела.

В том случае, если свидетели являются лицами, заинтересованными в исходе дела, в решении судадолжно быть указано, в чем выражается заинтересованность свидетелей в исходе дела и по каким причинам их показания не приняты судом во внимание (см.

, например, Определение Верховного Суда РФ от 26 августа 2008 г. N 5-В08-88).

Свидетелем может быть любой гражданин, способный правильно воспринимать и воспроизводить события окружающего мира. Способность быть свидетелем законом не связывается с наличием определенного возраста, поэтому свидетелями могут быть и дети.

Конечно, при вызове в качестве свидетелей детей нельзя не учитывать разумные возрастные пределы, так как правильное восприятие мира приходит с определенным уровнем развития человека. Наличие отдельных расстройств в психике человека, а также физических недостатков (плохое зрение, глухота) еще не означает, что данное лицо не может свидетельствовать в суде.

Возможность допроса в качестве свидетеля того или иного лица определяется судом с учетом конкретных обстоятельств.

Вместе с тем в законе содержится ряд ограничений, касающихся допроса граждан в качестве свидетелей. Причины такого рода ограничений вполне понятны, и связаны они с профессиональной деятельностью данных лиц.

В соответствии со ст. 69 ГПК не подлежат допросу в качестве свидетелей:

1) представители по гражданскому делу, или защитники по уголовному делу, делу об административном правонарушении, или медиаторы – об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением обязанностей представителя, защитника или медиатора;

2) судьи, присяжные, народные или арбитражные заседатели – о вопросах, возникавших в совещательной комнате в связи с обсуждением обстоятельств дела при вынесении решения суда или приговора;

3) священнослужители религиозных организаций, прошедших государственную регистрацию, – об обстоятельствах, которые стали им известны из исповеди.

Граждане могут в определенном законом случаях воспользоваться правом свидетельского иммунитета, т.е. отказаться от дачи показаний.По действующему законодательству (ст. 51 Конституции РФ, ч. 4 ст. 69 ГПК) вправе отказаться от дачи свидетельских показаний:

1) гражданин против самого себя;

2) супруг против супруга, дети, в том числе усыновленные, против родителей, усыновителей, родители, усыновители против детей, в том числе усыновленных;

3) братья, сестры друг против друга, дедушка, бабушка против внуков и внуки против дедушки, бабушки;

4)депутаты законодательных органов – в отношении сведений, ставших им известными в связи с исполнением депутатских полномочий;

5) Уполномоченный по правам человека в РФ – в отношении сведений, ставших ему известными в связи с выполнением своих обязанностей.

Лица, вызванные в качестве свидетелей, имеют права, обеспечивающие им реальную возможность явки в суд для устного изложения своих показаний, а также для наиболее полного и правильного изложения сведений о фактах.

Во-первых, закон гарантирует за время выполнения обязанностей свидетеля сохранение среднего заработка по месту работы.

Свидетели, не состоящие в трудовых отношениях, за отвлечение их от обычных занятий получают денежную компенсацию (ч. 2 ст. 95 ГПК).

Свидетелям возмещаются понесенные ими в связи с явкой в суд расходы по проезду и по найму помещения и выплачиваются суточные (ч. 1 ст. 95 ГПК).

Во-вторых, свидетель, не владеющий языком, на котором ведется судопроизводство, имеет право давать показания на родном языке, пользоваться услугами переводчика.

В-третьих, свидетель при даче показаний может пользоваться письменными материалами в тех случаях, когда его показания связаны с какими-либо цифровыми или другими данными, которые трудно удержать в памяти. Эти заметки предъявляются суду и лицам, участвующим в деле, и могут быть приобщены к делу по определению суда (ст. 178 ГПК).

Свидетель в гражданском процессе может воспользоваться и другими правами, а именно просить разрешения удалиться из зала суда до окончания разбирательства дела (ст. 177 ГПК); просить в установленных случаях о допросе в месте своего пребывания (ч. 1 ст. 70 ГПК).

В законе сформулированы две основные обязанности свидетеля:

1) явиться в суд по вызову;

2) дать правдивые показания (ч. 1 ст. 70 ГПК).

Неявка свидетеля по причинам, признанным судом неуважительными, влечет применение штрафных санкций, а при неявке по вторичному вызову свидетель подлежит принудительному приводу (ч. 2 ст. 168 ГПК).

Порядок допроса свидетелей установлен ст. 177 ГПК. До начала рассмотрения дела по существу свидетели удаляются из зала судебного заседания. Эта мера позволяет исключить возможность влияния объяснений сторон на показания свидетелей.

Каждый свидетель допрашивается отдельно. Он предупреждается об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний или дачу заведомо ложных показаний.

Председательствующий выясняет отношение свидетеля к лицам, участвующим в деле, и предлагает свидетелю сообщить суду все, что ему лично известно об обстоятельствах дела.

Свидетель дает показания в форме свободного рассказа о фактах (действиях, событиях, явлениях), очевидцем которых он был, а также о фактах, наличие или отсутствие которых ему стало известно со слов иных лиц.

В последнем случае доказательство будет не первоначальным, а производным, что должно учитываться судом при его оценке. Не могут признаваться доказательством показания свидетеля, если он не может указать источник своей осведомленности (ч. 1 ст. 69 ГПК).

Свидетелю могут быть заданы вопросы.

40. Заключение эксперта в гражданском процессекак средство доказывания формируется в результатеисследования отдельных фактических обстоятельств дела лицами, обладающими специальными познаниями в области науки, искусства, техники, ремесла.

Экспертиза – исследование представленных судом объектов, проводимое экспертами на базе специальных познаний и на научной основе с целью извлечения сведений о фактах, имеющих значение для правильного разрешения дела, совершаемое в определенном процессуальном порядке и с соблюдением установленных в процессуальном законе правил.

Можно указать только примерный перечень видов экспертиз в зависимости от характера примененных специальных знаний: судебно-медицинская, судебно-психиатрическая, товароведческая, экономическая, бухгалтерская, научно-техническая, почерковедческая.

Экспертиза может быть назначена судом как по ходатайству лиц, участвующих в деле, так и по инициативе суда в стадии подготовки дела к судебному разбирательству и в стадии судебного разбирательства до вынесения решения. В отдельных случаях назначение экспертизы является обязанностью суда. Так, в соответствии со ст. 283 ГПК для определения психического состояния гражданина суд должен назначить судебно-психиатрическую экспертизу.

При назначении экспертизы как в стадии подготовки дела к судебному разбирательству, так и в стадии судебного разбирательства суд обязан строго соблюдать права лиц, участвующих в деле.

Важным этапом процесса назначения экспертизы является определение объекта исследования, круга и содержания вопросов, по которым должна быть проведена экспертиза.

На объекты, подлежащие исследованию, указывают лица, ходатайствующие о назначении экспертизы, или они определяются судом.

Окончательный выбор объектов – прерогатива суда, который представляет их для проведения экспертизы и дачи заключения эксперта.

В соответствии с ч. 2 ст.

79 ГПК лица, участвующие в деле, вправе представить в суд вопросы, которые они считают необходимыми, и поставить перед экспертом.

Суд может отклонить вопросы, мотивировав свое несогласие с их включением в предлагаемое эксперту задание. Круг и содержание вопросов эксперту в окончательном виде определяет и формулирует суд.

Согласно ч. 1 ст. 79 ГПК экспертиза может проводиться государственными судебными экспертами по поручению руководителя государственного судебно-экспертного учреждения и иными экспертами из числа лиц, обладающих специальными знаниями.

Государственным экспертным учреждением является специализированное учреждение ФОИВ, органов исполнительной власти субъектов РФ, созданное для обеспечения исполнения полномочий судов, судей, органов дознания, лиц, производящих дознание, следователей и прокуроров посредством организации и производства судебной экспертизы (ст.

11 ФЗ “О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ”).

Экспертом является лицо, обладающее специальными знаниями по касающимся рассматриваемого дела вопросам и назначенное судом для дачи заключения в случаях и в порядке, которые предусмотрены ГПК. Государственный судебный эксперт – аттестованный работник государственного судебно-экспертного учреждения, производящий судебную экспертизу в порядке своих должностных обязанностей.

В законодательстве не раскрывается содержание понятия “специальные знания”.

Под специальными познаниями обычно понимаются такие знания, которые находятся за пределами общеизвестных обобщений, вытекающих из опыта людей.

Специальные познания не относятся к числу общеизвестных, общедоступных, имеющих массовое распространение, т.е. это те, которыми профессионально владеет лишь узкий круг специалистов.

Лицо, назначенное экспертом, становится участником процесса, а следовательно, субъектом гражданских процессуальных отношений, наделяемым правами, исполняющим соответствующие обязанности и несущим предусмотренную законом ответственность.

Заключение эксперта составляется в виде письменного документа, отражающего ход и результаты исследований, проведенных экспертом.

Письменное заключение эксперта состоит из трех частей: вводной, исследовательской и заключительной.

1. В вводной части указываются: наименование экспертизы, ее номер; является ли она повторной, дополнительной или комплексной; наименование органа, назначившего экспертизу; сведения об эксперте; дата поступления материалов на экспертизу; основание для производства экспертизы; наименование поступивших на экспертизу материалов и вопросы, поставленные на разрешение эксперта.

2. В исследовательской части описывается: процесс исследования и его результаты, дается научное объяснение установленных фактов, подробно описываются методы и технические приемы, использованные экспертом при исследовании фактических обстоятельств.

3. В заключительной частиэксперт формулирует выводы, излагая их в порядке поставленных судом вопросов.

https://www.youtube.com/watch?v=ocey9LKTNKc

заключения эксперта должно отражать весь ход экспертного исследования: экспертный осмотр, сравнительное исследование, эксперимент, оценку результатов и изложение выводов.

Источник: https://studopedia.ru/8_150238_svidetelskie-pokazaniya-v-grazhdanskom-protsesse-otsenka-svidetelskih-pokazaniy.html

Кубанское агенство судебной информации

Оценка показаний судом

Шакитько Т.В., доцент, кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского процессуального права Северо-Кавказского филиала Российской академии правосудия

Гражданский процессуальный кодекс РФ в ч.1 ст. 69 закрепляет, что свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо сведения об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела, и который может указать источник своей осведомленности.

Изучение института доказывания в гражданском процессе, в целом, а свидетельских показаний, в частности, позволяет утверждать, что показания свидетелей это одно из доказательств, требующих особой законодательной регламентации.

Интересным является то, что сотни  лет люди свидетельствуют в суде (по каким бы принципам не был построен процесс), столько лет и возникают вопросы относительно правовой природы даваемых ими показаний. В статье будет уделено внимание нескольким аспектам, характеризующим свидетельские показания как доказательства в современном гражданском процессе.

В современной юридической литературе не всегда однозначно определен принцип заинтересованности свидетеля в итоге рассмотрения дела. Как отмечает О.А. Рузакова, свидетели не выступают субъектами материально-правовых отношений и в отличие от лиц, участвующих в деле, не имеют юридической заинтересованности в его исходе1.

 В.В. Молчанов утверждает, существует связь качества свидетельских показаний с деятельностью сторон в процессе, что подтверждается следующим:

1) свидетели представляются сторонами с целью обоснования своих требований и возражений;

2) свидетелями нередко выступают лица, имеющие определенное отношение к сторонам (родственники, знакомые), т.е. не являющиеся посторонними в полном смысле этого слова;

3) закон не обязывает стороны давать правдивые объяснения относительно фактов, которыми они обосновывают свои требования и возражения2. Таким образом, ученый отражает возможность заинтересованности свидетеля в гражданском процессе.

Высказанные позиции затрагивают важную процессуальную проблему и обязывают определить  собственную позицию по данному вопросу.

Во-первых, статус свидетеля не предполагает безусловной незаинтересованности в исходе дела, в отличие от понятого, чей статус определен, в частности, Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях. Так, согласно  ч.1 ст. 25.

7 КоАП РФ, в рамках производства по делу об административных правонарушениях в качестве понятого может быть привлечено любое не заинтересованное в исходе дела совершеннолетнее лицо. Таким образом, опыт законодательной формулировки безусловной незаинтересованности в действующем законодательстве достаточно успешно реализован. В связи с этим хочется отметить, что отсутствие в ст.

69 ГПК РФ указания на незаинтересованность позволяет трактовать эту статью иначе, чем это сделано О.А. Рузаковой  (хотя подобная позиция разделена Верховным Судом РФ3).

Во-вторых, показания свидетелей  являются доказательствами и представляются сторонами (ст.ст. 55, 57 ГПК РФ), что в очередной раз доказывает то, что  закон не устанавливает беспристрастность и незаинтересованность лиц, дающих свидетельские показания, в качестве обязательных, влекущих правовые последствия.

К вопросу о незаинтересованности свидетеля тесно примыкает вопрос правдивости свидетельских показаний. Свидетель обязан явиться в суд в назначенное время и дать правдивые показания – гласит формулировка ч.1 ст. 70 ГК РФ. Таким образом, ГПК РФ предусматривает обязанность свидетеля давать правдивые показания.

Проблема правдивости или истинности показаний, данных свидетелем, отражает субъективное отношение свидетеля к событиям, о которых он свидетельствует. Помимо этого, сторона, ходатайствующая о вызове свидетеля, предполагает, что показания последнего будут необходимым подтверждением заявленной в процессе позиции, и может рассчитывать на достижение искомого результата.

Любое деяние, происходящее вовне, находит отклик у присутствующего при этом человека – неважно, позитивную или негативную оценку дает этому человек.

  Безусловная, без участия воли, оценка событий сквозь «внутренний фильтр» позволяет утверждать, что оцененное будет отражать субъективное восприятие этого индивидуума.

В этом ключе обязанность свидетеля давать правдивые показания вызывает сомнение в возможности ее реализации. Объективная истина  всегда беспристрастна,  любая оценка предполагает искажение истины.

Таким образом, правдивость и объективность не являются синонимами применительно к свидетельским показаниям.

Исходя из изложенного, можно сделать вывод о том, что чем ближе степень взаимодействия двух субъектов – в данном случае, выступающей стороны  по делу и свидетеля, тем менее объективными будут представленные свидетелем показания, поскольку всегда будут нести примесь личностной оценки происходящего.

Поэтому так ответственно подходит суд к оценке свидетельских показаний, которые могут быть правдивыми, но далеко не объективными, что искажает смысл показаний.

«Критически оценивая показания свидетелей по делу, со ссылкой на то, что они являются субъективным мнением…»4 – текст Определения Верховного Суда по иску о признании права на заключение договора социального найма жилого помещения, признании права пользования жилым помещением, обязании заключить договор социального найма жилого помещения. Следует обратить внимание на то, что приведенное Определение высшей судебной инстанции ранжирует доказательства по близости к объективности, что позволяет подтвердить сделанный в настоящей статье вывод о различном значении правдивости и объективности в контексте правоприменения.

Показания свидетелей, вызывающие сомнения в объективности или правдивости у суда или у сторон, могут быть по инициативе названных субъектов  опровергнутыми или подтвержденными иными доказательствами, собранными по делу.

При вынесении решения суду  необходимо привести доводы, по которым «…суд отвергает факты, изложенные свидетелями по обстоятельствам дела, кроме того в решении суда не указано в чем выражается заинтересованность свидетелей в исходе дела»5.

 Интересным является определение одного из судов кассационной инстанции, отразивших принцип оценки свидетельских показаний как доказательств: «При этом суд посчитал, что нет оснований ставить под сомнение истинность фактов сообщенных данными свидетелями, показания данных свидетелей согласуются между собой, данные свидетели не заинтересованы в исходе дела»6.

Представляется, что для достижения цели полного, объективного, всестороннего исследования доказательств должна быть устранена двоякость в правовом статусе свидетеля, связанная с отношением к свидетельствуем фактам. Необходимо дополнить статус свидетеля критерием «незаинтересованный в исходе дела».

Автор настоящей статьи понимает, что в ряде гражданских дел фактически весь процесс строится на свидетельских показаниях, т.е. они могут являться единственным доступным средством подтверждения существования какого-либо правоотношения. В частности,  ст.

1129 ГК РФ предусматривает, что завещание, изложенное в простой письменной форме и подписанное гражданином в чрeзвычайных и угрожающих его жизни обстоятельствах собственноручно, может считаться действительным (без нотариального удостоверения) в случаe, если оно совершено в присутствии двух свидетeлей.

Следует предположить, что при доказательстве чрезвычайности ситуации именно показаниям свидетелей отводится ключевая роль.

Тем не менее, законодатель не случайно определил категорию вопросов, которые не могут быть подтверждены только свидетельскими показаниями. Так, ч.1ст. 162 ГК РФ не дает возможности ссылаться на свидетельские показания при несоблюдении простой письменной формы сделки.

Согласно ч.3 ст.

13 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации»7  при подсчете страхового стажа периоды работы… могут устанавливаться на основании показаний двух или более свидетелей, если документы о работе утрачены в связи со стихийным бедствием (землетрясением, наводнением, ураганом, пожаром и тому подобными причинами) и восстановить их невозможно. В отдельных случаях допускается установление стажа работы на основании показаний двух или более свидетелей при утрате документов и по другим причинам (вследствие небрежного их хранения, умышленного уничтожения и тому подобных причин) не по вине работника. Характер работы показаниями свидетелей не подтверждается.

Следовательно, можно отметить, что при неоднозначном отношении к показаниям свидетелей как доказательствам в гражданском процессе с точки зрения их объективности, действующее законодательство в ряде случаев допускает прямое ограничение их использования в процессе.

Следовательно, необходимо сформировать правовой характер этих видов доказательств с точки зрения их относимости и допустимости. В частности, как верно отметил К.Б.

Рыжов, «…обязательность наличия минимум двух свидетелей (количественный фактор допустимости доказательства, а, по сути, и его силы) в случае с завещанием делает недопустимым доказательством собственно составленное и подписанное завещание лица, факт составления которого подтвержден только одним свидетелем»8.

Таким  образом, свидетельские показания должны быть рассмотрены судом как любое иное доказательство, не имеющее заранее определенной силы, оценены так, как этого требует ст. 67 ГПК РФ при перспективе конкретизации статуса свидетеля как лица, не заинтересованного в исходе дела.

Источник: https://pro-sud-123.ru/science/publications/svidetelskie-pokazaniya-i-ikh-otsenka-v-grazhdanskom-protsesse/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.